Index-Capital

Прогноз по рынкам: фундаментальный анализ

SP:SPX   Индекс Standard & Poor’s 500
Итак, что нам говорит фундаментальный анализ по рынку?

Он говорит, что за последние дни сильно выросла неопределенность.

Причины две:

(1) Непонятно, примут ли инфраструктурную программу Байдена.

В воскресенье сенатор Джо Манчин отказался поддерживать законопроект Байдена, по которому планируется $1.8 трлн вложить в инфраструктуру США в следующие 10 лет. Слишком, говорит, это разгонит инфляцию.

Проблема в том, что Манчин необходим для принятия пакета, потому что в Сенате у демократической партии всего 50 мест из 100. Чтобы принять закон большинством голосов, демократы должны голосовать как члены Политбюро ЦК КПСС — единогласно. А Манчин не хочет, и Сталина на него нет!

Это серьезный удар по экономическому прогнозу на следующий год — без этого пакета экономика США вырастет в 2022 на 0,5% меньше, чем с ним. Это значимо.

Что думаем мы? Мы думаем, что Манчина уломают — он уже не первый раз включает фронду и набивает себе цену. Если бы он не хотел голосовать за эту программу вообще, он бы не вел переговоры последние несколько месяцев.

Уломают, но вполне возможно, что уже не в этом году.

Поэтому неопределенность так и останется.

Вторая причина неопределенности — это омикрон.

Мы полагали, что он быстро сойдет с повестки дня, потому что симптомы у нового штамма, судя по всему, довольно мягкие.

Таким образом, его распространение могло бы не отсрочить, а наоборот, ускорить конец пандемии — омикрон вытеснит все остальные штаммы, и эпидемия ковид станет не опаснее эпидемии гриппа. Такая была гипотеза.

Возможно, так оно в конце концов и случится, но не все политики в это верят.

Многие запаниковали, видя растущую заболеваемость.

В общем-то, их можно понять. Если, к примеру, вероятность тяжело заболеть от нового штамма в 5 раз меньше, чем от старого, но зато распространяется новый штамм в 10 раз быстрее, то у вас все равно будет в 2 раза больше тяжело больных, чем раньше.

И политики снова стали бояться, что больницы окажутся переполнены.

И стали вводить все новые и новые ограничения — это уже произошло в Великобритании, Франции, Голландии и даже в США, хотя до этого они меньше всех парились.

В основном, эти ограничения довольно мягкие, но во-первых, мы не знаем, сколько они продлятся, во-вторых, мы не знаем, какие еще ограничения придется вводить.

И эти ограничения, судя по всему, тоже скажутся на прогнозах экономического роста в 2022.

Что следует из такой неопределенности?

Отсутствие какого-либо внятного тренда.

Поскольку ни экономический рост, ни инфляцию, ни уровень процентных ставок на следующий год предсказать не в состоянии никто, четкий тренд на рынке сформироваться просто не может.

Будут расти акции реального сектора? Зависит от роста экономики. Будут расти драгметаллы? Зависит от инфляции и процентных ставок. Будут расти облигации? Зависит от ожиданий по инфляции и по ставкам.

В итоге инвесторы придерживаются прямо противоположных мнений насчет любого актива.

Это означает повышенную волатильность: одни будут продавать на любом отскоке, другие будут выкупать любую просадку.

Так что вполне возможно, что в ближайшие дни рынок так и будет резко мотать туда-сюда, и четкого направления у него не будет.

Это — наш рациональный прогноз.

Но интуитивно мы все же думаем, что под конец года рынок утянут вверх.

Ликвидность на рынке низкая, и этим вполне могут воспользоваться крупные фонды, чтобы разогнать цены акций из своего портфеля под конец года и таким образом увеличить свою годовую доходность.